Искусство. Живопись.

И.Н. КРАМСКОЙ

Биографический очерк

Произведения

«Бунт 14» и Артель

Творчество Ивана Николаевича Крамского занимает особое место в истории русской художественной культуры. Его молодость пришлась на «период реформ» 1860-х годов, полный надежд на лучшее будущее, а последние годы жизни прошли под знаком глубокого политического и духовного кризиса 1880-х годов. Искусство Крамского хронологически соединяет эпоху Брюллова и Александра Иванова с эпохой Валентина Серова и Врубеля. Будучи студентом Академии художеств, молодой Крамской, потрясенный знаменитой картиной А. Иванова «Явление Мессии», привезенной в Россию в 1857 году, выступил в печати со своей первой критической статьей. Художник, по мысли Крамского, - пророк, открывающий истину людям своими творениями. Именно ему, русскому художнику «предстоит поставить перед лицом людей зеркало, от которого бы их сердце забило тревогу». С этого времени имя Крамского тесно связано с нарождающимся искусством, со становлением русской школы живописи. Умер Крамской 24 марта 1887 года в своей мастерской прославленным художником, признанным метром, во время работы над «Портретом доктора К.А. Раухфуса  с кистью в руке. В год его
 

Родина Крамского

Ранний графический "Автопортрет" (1853, ГРМ)."Мечтами жизнь моя полна", - искренне признавался Крамской  cвоем юношеском

дневнике начала 1850-х годов. Улица в Острогожске с домом, в котором 27 мая 1837 г. родился и провел свои детские годы И.Н. Крамской. Рядом - дом Крамского со стороны двора. (Фотографии, 1908). "Портрет Веры  Николаевны Воейковой" (1867, Тульская обл.. Музей-усадьба В.Д. Поленова), бабушки художника В.Д. Поленова.

"Автопортрет"

Первый живописный "Автопортрет" художника (1867, ГТГ), в котором Крамской продолжает традицию романтических автопортретов первой половины XIX века. Однако содержание образа уже несколько иное.Разночинец, борец за правду, за честное, искреннее искусство, которому свойственны  независимость, принципиальность, душевная прямота,  вера в правильность выбора жизненного пути. Он исполнен в сдержанной колористической гамме, светом выделено лицо, которое написано при помощи излюбленного приема Крамского -работы светотенью.


смерти в усадьбе Абрамцево Серов исполнил портрет Веруши Мамонтовой — «Девочка с персиками», обозначивший начало нового этапа в истории русского искусства. Природа щедро одарила Крамского талантами. Большой художник, проницательный мыслитель, он, по признанию современников, был умен, образован, великодушен и скромен, любил и умел много работать. Крамской считался признанным авторитетом в сфере искусства, лидером от природы, движимым высокой идеей, в основе своей романтической, во благо людей и искусства.
Во всех предпринимаемых им делах он был чрезвычайно решителен и требователен, в первую очередь к себе, а затем и к дру-
гим, любил все доводить до конца, даже когда поставленная планка была слишком высокой и казалась недостижимой. Оттого, быть может, порой попадал в конфликтные ситуации, имел довольно много недоброжелателей и даже врагов. Он был иногда труден в общении, как всякий неординарный, яркий, сильный и безусловно талантливый человек, часто оказывался неудобным в силу своей прямолинейности, «упрямой» верности юношеским идеалам. Однако сам как-то признался: «Я из породы тихоструйных». Он умел быть тонким другом, верным товарищем и хорошим отцом (он имел шестерых детей — двое умерли в раннем детстве). Он прожил жизнь яркую, многотрудную, сложную и красивую, оставив богатое живописное и эпистолярное наследие, обладающее некоей магнетической силой и по сей день притягивающее к себе зрителей и читателей.
В области искусства Крамской сам творил свою эпоху — в решающие моменты истории русского искусства оказывался всегда впереди. Осенью 1863 года Крамской становится во главе исторического «бунта 14» учеников Академии, конкурентов на большую золотую медаль, выдвинувших впервые в истории требование сво-
 

Земляки Крамского.

"Портрет Михаила Борисовича Туликова" (1868, ГТГ). Туликов -друг детства, фотограф, художник-любитель, купец. С Крамским его связывали почти родственные отношения. Заметив живописный талант юного Крамского, он подарил ему первые краски. До 1869 года -единственный корреспондент Крамского, которому были сообщены подробности "бунта 14". "Портрет агронома М.Е.Вьюнникова" (1868, Минск), приятеля Крамского.

"Новые люди"

"Женский портрет" (1867, Алма-Ата), который является примером одного из заказов, полученных Крамским через С.-Петербургскую Артель художников. В начале 1860-х гг. Крамской создает графическую серию портретов,   среди них  Портрет  Б.Б. Венига   ( 1861, ГТГ),  товарища  Крамского о Артели.  Они составили портрет поколения "новых людей"  с присущим им  чувством внутренней свободы, достоинства и нравственной

чистоты. В творческом методе художника  сказались  взаимовлияния  фотографии, вошедшей  в моду в середине XIX века,   и искусство  портрета 1860-х гг. с его аналитической направленностью и стремлением  уйти от идеализации.


бодного выбора темы для академической программы. Получив отказ, они демонстративно покинули Академию художеств.
«Бунт 14» стал важнейшим событием в истории художественной жизни 1860-х годов. Громкий протест молодых художников против насилия над творчеством закончился победой — освобождением от официально-бюрократической зависимости. Это означало решительное изменение в образе мыслей новых людей, несогласных со старыми академическими порядками. Это явилось началом новой жизни русского искусства.
Выход из Академии неминуемо требовал от художников дальнейших шагов по объединению, дабы не погибнуть поодиночке. Тогда же и была образована первая в России независимая организация — Санкт-Петербургская Артель художников. К артельному периоду жизни Крамского относится серия графических портретов, исполненных с натуры, чаще всего в один сеанс за три-четыре часа, изображающих товарищей художника по Артели и ее гостей. Готовые портреты Крамской безвозмездно дарил своим моделям.
Среди ранних живописных работ вьщеляется овальный «Автопортрет» 18б7 года, в котором говорит художник нового типа, пристально исследующий мир вокруг себя и себя в этом мире. Именно в автопортрете в полной мере выражен художественный метод Крамского — раскрыть внутреннее содержание личности, найти и пластически определить главную идею человека, то, что составляет «истинную жизнь ума и сердца».
Ратуя за безусловную свободу творчества, Крамской тем не менее не порывает с Академией художеств окончательно. В 18б9 году он был удостоен звания академика. Портрет Тулинова — единственный на сегодня известный портрет, бывший на выставке.
 

В кругу семьи и друзей.

"Бунт 14" послужил мощным импульсом в развитии русского  искусства. Он привел к созданию  новых форм художественной жизни (Артель),

нового типа  художника,  к рождению новой эстетики. Фотография группы  протестантов (1863) . "Семья художника"  (1866, ГТГ).

На рисунке изображена  Софья Николаевна Крамская, жена художника,  с ребенком,  и феодора Романовна  Салтыкова, мать жены художника. Живописный портрет С.Н. Крамской в саду за чтением на фоне вечереющего неба привлекает своим лирико-поэтическим звучанием. В этом портрете Крамской тонко разрабатывает сочетание теплых золотистых и холодноватых лилово-розовых тонов шелкового платья и атласной шали. Это камерный, интимный портрет (не ранее 1866, ГТГ).


В 1870 году, найдя поступок одного из артельщиков не соответствующим «нравственному кодексу» Артели, Крамской выходит из состава ее членов. Мечты Крамского о коллективных усилиях в деле развития искусства не разбились в реальности быта Артели. Напротив, они нашли дальнейшее воплощение в деле создания нового художественного объединения.

Товарищество передвижных художественных выставок

В конце 1860-х годов Крамской со свойственным ему темпераментом включается в «важное и серьезное» дело — учреждение Товарищества передвижных художественных выставок (ТПХВ). Идея передвижения выставок по стране отвечала назревшей потребности искусства, связанной с просветительскими устремлениями общественной мысли той поры — познакомить русскую провинцию с современным искусством. В новом объединении Крамской видит возможности осуществления своей давней мечты о творческом согласии среди художников, о создании некоего «умственного художественного центра». В этом смысле Артель не оправдала надежд Крамского.
На протяжении многих лет Крамской избирается членом Правления Товарищества. Непомерно большую часть времени и сил он бескорыстно отдает общественной деятельности, оставаясь почти в течение всей своей жизни непререкаемым авторитетом в среде художественной интеллигенции, совестью и мозгом передвижников.
Начиная с 1-й передвижной и вплоть до ХVI-Й, состоявшейся в год смерти художника, Крамской является центральной фигурой на выставках ТПХВ. «Теперь поделюсь с Вами новостью. Мы открыли выставку 28 ноября, и она имеет успех, по крайней мере, Петербург говорит весь об этом. Это самая крупная городская новость...» — с волнением и некоторой гордостью сообщал Крамской своему юному другу Ф. Васильеву в 1871 году. На первой передвижной выставке Крамской предстал также как достигший творческой зрелости портретист, выставив монохромные портреты художников М.К. Клодта, Ф.А. Васильева и
 

Монохромные портреты

Фотография членов ТПХВ (1885-1886)."Портрет пейзажиста М.К. Клодта" (1871, ГТГ). Скупость чисто живописных приемов сближает этот портрет с фотографией. В то же время в нем есть емкость и глубина психологической характеристики, недоступные искусству фотографии.  "Портрет жены художника С.Н. Крамской" (1871, Алма-Ата).

"Гениальный мальчик"

"Портрет Федора Александровича Васильева" (1871, ГТГ). Талантливый пейзажист скончался в 23 года в Ялте от туберкулеза. С Крамским его связывали редкие, трогательные отношения, запечатленные в переписке. "Жизнь моя не была бы такая богатая, гордость моя не была бы так основательна, если бы я не встретился с Вами в жизни... В Вашем уме, в Вашем сердце, в Вашем таланте я вижу присутствие пафоса высокого поэта..." - писал Крамской своему юному другу, называя его "гениальным мальчиком".


скульптора М.А. Антокольского. Все три портрета, исполненные в одном тоне сепии и карандаша, словно спорили с фотографией. Тем самым Крамской решительно утверждал: только искусству доступно внутреннее сходство. Особое место на выставке занимала картина Крамского «Русалки» на сюжет повести Н.В. Гоголя «Майская ночь».

Историко-философские композиции

На 11-й передвижной выставке Крамской выставляет картину «Христос в пустыне», задуманную еще в 18б0-е годы. История ее восприятия богата самыми противоположными суждениями. Христа Крамского называли революционером-нигилистом и Богочеловеком, в нем видели конкретный образ современника и в то же время находили «отвлеченный абстракт идеи», «иероглиф мысли». Мно-голикость суждений о Христе Крамского во многом обязана самому художнику, который, отвечая на вопросы современников, быть может, сознательно предлагал разные версии. Так, для широкой публики он истолковывает свое произведение в знаменитом письме к Гар-шину, отвечая на вопрос многих зрителей, какой момент изображен в картине: «Я вижу ясно, что есть один момент в жизни каждого человека... когда на него находит раздумье — пойти ли направо или налево, взять ли за Господа Бога рубль или не уступать ни шагу злу... Я написал «быть или не быть» ...Итак, это не Христос, т.е. я не знаю, кто это. Это есть выражение моих личных мыслей...»
А в письмах к духовно близкому другу, пейзажисту Ф. Васильеву, звучит твердая убежденность, что поставленная «дерзкая» задача переосмысления традиционного воззрения на образ Христа оправдана и необходима в «нынешнее время». В них отражен процесс многотрудной, мучительно долгой работы над самой картиной: «Это моя первая вещь, которую я работал серьезно, писал слезами и кровью... она глубоко выстрадана мною ...<она> итог многолетних исканий...»
Крамской не сомневается в исторической достоверности Евангелия, в действительном существовании Христа. Для него — Христос — реальная историческая личность, «действительный человек», но и вместе с тем «мировой человек», «легендарный», «человек люб-
 

Наброски и этюды

Наброски к картине "Христос в пустыне (1872, ГТГ), свидетельствующие о композиционных поисках в процессе работы, и "Голова Христа" (1872, Рига) -единственный на сегодняшний день известный живописный этюд к картине «Христос в пустыне».

"Иродиада"

Завершая евангельский цикл в творчестве Крамского, картина "Иродиада" (1884-1886, ГТГ) воспринимается как предсмертная исповедь: физическое уничтожение человека еще не означает смерти его духа.


ви всеобъемлющий». Он называет его то «сыном человеческим», то «сыном Божиим». «Христос был человек, и только потому, что он был действительный человек, он и доказал, что он может быть действительным сыном Божиим». Человеческая личность, обладая безусловной свободой выбора, несет тем не менее живую ответственность за свою деятельность в мире, и в этом своем качестве оправдывает высокое бытийное призвание человека. Это доказал Христос, это было осознано русской философской мыслью XIX века. Это было остро прочувствовано самим художником. Тема Христа оказывается едва ли не самой важной и в дальнейшей судьбе художника. Над «вторым томом Христа» — картиной «Хохот» художник работает до конца своих дней. Христос, измученный и изможденный, но внутренне не сломленный, противостоит невежественному, животному смеху. Оглушающий, нравственно убивающий хохот, над изображением которого Крамской работал более 10 лет, быть может, нравственно подорвал и самого художника. Остался незавершенным главный образ картины — фигура Христа, которая должна была воплощать идею торжества духовных сил человека над грубой стихией толпы.
В незавершенности «Хохота» видится глубокая творческая и личная трагедия Крамского. «Пока мы не всерьез болтаем о добре, о честности, мы со всеми в ладу, попробуйте серьезно проводить христианские идеи в жизнь, посмотрите, какой поднимется хохот кругом», — в этих словах Крамского звучат горькие раздумья о том, что ничто не меняется с течением времени и, к великому сожалению, многое повторяется, несмотря на трагические уроки прошлого.
 

Работы середины 1870-х годов

 "Автопортрет художника"  (1874, ГТГ). Неоконченное  большое монументальное полотно "Хохот. Радуйся, царю иудейский!" (1870-1880-е, ГРМ). Портрет любимого сына  художника  Марка Крамского, умершего в 1876 г. (1875, ПТ).  "Созерцатель" (1876, Киев). Эта картина упомянута в романе  Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы".


Крамской и Третьяков

В 1869 году П.М. Третьяков, к этому времени уже активно собирающий портретную галерею знаменитых людей России, впервые обращается к Крамскому, достаточно известному в ту пору портретисту, с просьбой исполнить живописный «Портрет И.А. Гончарова». В самом начале 1870-х их отношения были весьма сдержанными. «Несмотря на то что Третьяков в существе своем купец, он все-таки человек ничего — дело с ним иметь можно, — отмечал Крамской в это воемя. А уже в середине десятилетия их сугубо деловые отношения заказчика и портретиста перерастут сначала в приятельские, а затем и в дружеские. Письма этого времени проникнуты доверием, симпатией, подчас они даже весьма откровенны. Многое их связывало. Они легко понимали друг друга, негодуя и возмущаясь, радуясь и болея за судьбы русского искусства. Глубоко и разносторонне мыслящие люди, они обладали редкой чуткостью к явлениям современной живописи. «...И Вы и я, вероятно, не одиноки...есть много душ и сердец, находящихся в мятеже... Ужасное время, страшное время! ...Нет места в человеческом сердце, которое бы не болело, нет чувства, которое бы не было самым нахаль-
 

Первыи заказ П.М. Третьякова

"Портрет писателя  И.А. Гончарова"   (1874, ГТГ),  первый заказ   П.М. Третьякова

Крамскому.

"Похож и симпатичен"

"Портрет Павла Михайловича Третьякова" (1832-1898), основателя знаменитой галереи (1876, ГТГ). Портрет оставляет впечатление сдержанности, подвижнической строгости и внутреннего благородства собирателя. В мягкой задумчивости его взгляда таятся подлинные сердечность и искренность, которые окрашивали общение этих замечательных людей многие годы. Однажды "Павел Михайлович заболел... Я помню шутливые разговоры, ...что у такого трезвенника, как П.М. -подагра, он не мог двигаться. Кому первому - Вере Николаевне или Крамскому - пришла мысль написать его портрет, не знаю. Но помню, как дразнили его, что, несмотря  на увиливание,   ему поневоле пришлось согласиться. Портрет был написан очень небольшой и очень быстро. П.М. на нем чрезвычайно похож и симпатичен", - вспоминала дочь Третьякова.


ным образом осмеяно! Скверная штука жизнь!» Они страстно любили русскую литературу, с почтением относились к Тургеневу, преклонялись перед гением Льва Толстого, зачитывались Салтыковым-Щедриным, болезненно переживали смерть Достоевского. Но более всего они любили русское искусство. Крамской был одно время весьма влиятельным и даже первым советчиком Третьякова в деле формирования картинной галереи. С его помощью в галерею Третьякова вошли пейзажи Ф.А. Васильева, туркестанская серия В.В. Верещагина и работы других художников. Надо сказать, что Третьяков ценил в Крамском не только умного собеседника, с которым состоя;! н многолетней переписке, не только зоркого и проницательного портретиста, которому заказывал портреты, но и талантливого художника, приобретая его лучшие работы с передвижных выставок. («Русалки», «Христос в пустыне», «Неутешное горе»).
Серьезным вкладом Крамского в портретную галерею выдающихся деятелей России стала серия живописных портретов, исполненных по заказу Третьякова с современников художника. Это портреты И.А. Гончарова, Я.П. Полонского, Д.В. Григоровича, М.Е. Салтыкова-Щедрина и многих других. Каждый портрет имеет свою, непохожую на других историю создания, как это было, например, с портретом Л.Н. Толстого или Н.А. Некрасова. Заказы Третьякова во многом способствовали раскрытию редкого по своей проницательности и тонкости дара портретиста-психолога. Среди портретов Крамского 1870-х годов — лучшие находятся в Третьяковской галерее. Во многом это заслуга П.М. Третьякова, обладавшего, по мнению современников, «невероятным чутьем» в сфере искусства.
В то же время нельзя не сказать, что отношения Третьякова и Крамского не были ровными на протяжении всей жизни. В 1880-е
 

Поэт и художник

"Портрет поэта Якова Петровича Полонского" (1875, ГТГ), который исполнен по заказу П.М. Третьякова."Портрет художника А.И.Куинджи" (1872, ГТГ). Исследования архивных документов и писем художника позволили изменить датировку этого портрета.

Посмертные портреты

Первые заказы были получены Крамским для написания посмертных портретов именитых деятелей русской культуры

для портретной галереи П.М. Третьякова. Один из первых - "Портрет поэта Тараса Григорьевича  Шевченко" (1871, ГТГ), выполнен по фотографии.

Третьяков активно помогал художнику  в сборе иконографического материала: фотографий, воспоминаний современников, графических портретов.

Еще один портрет, написанный по заказу П.М. Третьякова и выполненный  по фотографии, писателя Сергея Тимофеевича Аксакова (1878, ГТГ). Из письма Третьякова Крамскому: "Мне желалось бы, чтобы Вы как можно с любовью окончили портрет Аксакова...".


годы, ближе к середине десятилетия, их отношения осложняются, они омрачены взаимным непониманием, становятся все более напряженными. В один из своих приездов в Москву в 1876 году Крамской написал небольшой камерный «Портрет П.М. Третьякова», который явился свидетельством близких отношений художника и собирателя. «Пребывание Крамского очень оживило нашу обыденную жизнь. Папа, любя его и доверяя ему, много, много разговаривал с ним, и мне было очень интересно присутствовать тут», — писала жена Третьякова детям.

Художественная концепция человека

В портретной серии 1870-х годов особенно ясно выразилась художественная концепция человека и живописно-пластические принципы Крамского. Он ищет и утверждает лучшее в человеке. Спокойно смотрят его модели из серого, «муругого» пространства портретных фонов. Детали костюма и внешней обстановки менее всего интересуют художника, порой остаются едва прописанными. В его объектив попадают, прежде всего, лица и руки, которые пишутся при помощи излюбленного приема Крамского — светотени, выявляющей по выражению художника «глубокие сердечные движения». Именно в лице заключается самое важное и значительное. Поэтому лицо обязательно выделяется светом, извлекая главное — «человеческое в человеке». Этот прием Крамской возводит в принцип своего порт-ретирования.
Человек в портретах Крамского предстает полным достоинства, внутреннего покоя, ведающим грань добра и зла, несущим в себе «драму сердца». Это зрелые, мудрые люди, прожившие сложную человеческую жизнь. Большинство портретов писалось на заказ, но в том-то и состояло мастерство Крамского, что он умел проникнуть в глубины и бездны человеческого сердца, осветив потаенное и сокрытое, отбросив пелену житейского и повседневного. Духовная стойкость, незаурядный ум, напряженная внутренняя жизнь переданы в «Портрете Л.Н. Толстого»; собранная воля, подвижническая решимость и непоколебимость характера почувствованы Крамским в «Портрете М.Е. Салтыкова-Щедрина». В напряженно-усталом взгляде Д.В. Григоровича обнаруживается тяжко осознаваемая драма писателя, пережившего собственный успех и литеоатуоное поизвание.
 

Поиск идеала

Портрет молодого друга Крамского художника И.Е. Репина (1876, ГТГ), написанный

в Париже."Портрет писателя Д.В. Григоровича" (1876, ГТГ). "Портрет писателя-сатирика М.Е. Салтыкова-Щедрина" (1879, ГТГ).


Лирико-поэтические произведения

В целом ряде живописных и графических произведений Крамской настойчиво ищет выражения тонкой душевной жизни, сложных эмоциональных состояний, словно желая соприкоснуться с миром невидимым и неосязаемым. «...Есть вещи, которые слово решительно выразить не может... в такое время выражение лица именно приходит на помощь — иначе живопись не имела бы места, если бы все можно сказать словом, то зачем тогда искусство, зачем музыка?» — восклицает Крамской. В своих портретах-шту-диях он ищет особые состояния души, невыразимые словом, а вы-разимые живописью. Это небольшие по размеру работы, в которых моделями выступали близкие художнику люди (жена, дети, друзья и приятели художника). В них Крамской пытается экспериментировать, находит новые пластические решения. Примечательно, что эти вещи
 

Состояние души

В начале 1870-х гг. Крамской пробует себя в жанре  пейзажа. "Лесная тропинка" (ГТГ). Тогда же был написан портрет пейзажиста Ивана Ивановича Шишкина,  друга Крамского, с которым они   вместе проводили летние месяцы  и выезжали на этюды (1873, ГТГ). "Оскорбленный еврейский мальчик" (1874, ГРМ),"Книги одолели" (1872, Воронеж). Так при помощи названий этюдов художник сосредотачивает внимание зрителя на душевных переживаниях своих моделей.


он хранил подолгу у себя в мастерской и не выставлял их на обозрение публики, по-видимому размышляя над ними и претворяя найденное в других работах. В этюде «Сомнамбула», исполненном при работе над картиной «Русалки», художник хочет соприкоснуться с миром иллюзий и фантазий. «Ночью ждал привидений — не пришли», — признается он в одном из писем этого времени. Стремлением погрузить модель в мир девичьих грез и мечтаний отмечен живописный этюд «Девушка с распущенной косой», в мир ностальгических воспоминаний — картина «Осмотр старого барского дома», в состояние творческой отрешенности - камерный "Портрет художника Г. Мясоедова" за работой.
 
 

Произведения, написанные "для себя"

 "Девушка с распущенной косой" (1873, ГТГ). До смерти Крамского эта картина находилась в мастерской художника. "Осмотр старого барского дома" (1874, ГТГ), в котором наиболее полно проступают лирические настроения. Первоначально картина была задумана в духе критического жанра 1860-х гг. Парный "Портрет С.Н. и С.И. Крамских", жены и дочери художника (1875, Воронеж).  "Портрет Г.Г. Мясоедова", который можно рассматривать как один из подготовительных этюдов к картине "Христос в пустыне" (1872, ГТТ). Этюд "Пасечник", который сам Крамской называл "Стар стал" (1872, ГТГ), и неоконченный "Портрет художника Ф.А. Васильева" . (начало 1870-х, ГТГ).


«Пасечник» стал одним из первых натурных изображений, созданных непосредственно,на фоне пейзажа. Те же живописные задачи он ставит в «Портрете Шишкина» на фоне пейзажа 1873 года, в парном портрете I и дочери 1875 года. Однако решение пленэрных задач удается  не всегда. Быть может, потому что он пишет свои модели в основном в мастерской, уделяя много внимания портретному сходству, или, быть может, еще не пришло то время для русского искусства, когда они с блеском разрешатся в творчестве В. Серова и К. Коровина. Между тем по  единодушному признанию критики. «Портрет И.И. Шишкина» признан шедевром Крамского и был сразу приобретен П.М. Третьяковым прямо с Ш-ей передвижной выставки.

Крамской и европейское искусство

Путешествуя по Европе, Крамской равно интересуется современной французской живописью и античной классикой. Он буквально сражен строгой красотой «Венеры Милосской»: «...впечатление этой статуи лежит у меня так глубоко..., что всякий раз, как образ ее встанет передо мною, я начинаю опять юношески верить в счастливый исход судьбы человеческой». Он серьезно изучает наследие старых европейских мастеров. Его письма полны восхищением искусством Ван-Дейка, Рембрандта, Веласкеса. «Все перед ним мелко, и бледно, и ничтожно. Этот человек работал не красками и кистями, а нервами», — напишет Крамской о последнем Стасову. Но, быть может, наиболее близким ему оказывается портретное искусство Гольбейна, который, по выражению Крамского, «опускался своим анализом в самую глубину человеческого лица... запускал свой щуп до дна души человеческой». Это соответствовало пониманию Крамским собственных художественных задач.
В искусстве Крамского этой поры угадываются композиционные схемы старых мастеров, но, конечно же, речь не идет о простом заимствовании. Находясь под впечатлением европейского искусства, Крамской исполнил «Портрет скульптора М.М. Антокольского», ухватив главное качество его художественной натуры, определявшее весь строй его жизни в период заграничной поездки, — полноту творческих сил и щедрость таланта. В «Портрете В.Н. Третьяковой» 1879 года критика в первую очередь отмечала жизненность и глубокую художественность образа. «Поставьте его с любым самым могучим фламандцем, так он нисколько не сконфузится», — полагал один из рецензентов.
 

"Европа и мы"

"Портрет певицы Е.А. Лавровской на эстраде в Дворянском собрании" (1879, ГРМ) и "Портрет А.Д. Литовченко" (1878, ГТГ). Неоконченный "Портрет скульптора М.М. Антокольского", написанный в Риме (1876, ГРМ).

Женский портрет

В 1879 г. на VII-й  передвижной выставке Крамской впервые выставил два женских портрета: С.Н. Крамской  и В.Н. Третьяковой , (оба портрета - 1879, ГТГ). "До сих пор Крамскому удавались исключительно мужские портреты, но нынешняя выставка показала, что ему одинаково доступен и представляющий несравненно более трудностей женский портрет", - писала пресса. "Портрет историка искусств Адриана Викторовича Прахова" (1879, ГТГ). Крамской работал один сеанс - с 10 утра, пока позволял зимний свет. Бабушка (мать А.В. Прахова), увидев начатый портрет, нашла его очень похожим и забрала домой, сказав при этом: "Он станет кончать и по обыкновению засушит, а для меня портрет и так хорош...". Во многих портретах Крамского середины 1870—1880-х годов чувствуется влияние мастеров западноевропейского искусства, особенно в таких работах, как «Портрет певицы Е.А. Лавровской», «Актера А.П. Ленского» и других. Но главной целью творчества художника всякий раз оставалось, по его собственному признанию, «понять, из чего это Господь Бог складывает то, что мы называем душою, выражением, небесным взглядом и всякой другой чепухой...»

Последние годы жизни

Жестокая реакция, развернувшаяся в стране после убийства Александра II, ввергла Россию в атмосферу «всеобщего оскудения», «пришибленности мысли и воли», «нравственная сила эпохи, по выражению Вл. Соловьева, — дошла до круглого нуля». В жизни Крамского наступает период тяжелого кризиса, вызванного как внешними причинами, так и обстоятельствами личной жизни. Он признается, что в последние годы погрузился в «состояние мятежа», испытывает «отчаяние за будущее», болезненно реагирует на происшедшую в обществе утрату близких ему идеалов 18б0-х годов. Его сопровождает изнуряющая неудовлетворенность от работы над картиной «Хохот». С одной стороны, им движет желание творчества, с другой — он единственный, кто способен обеспечить существование своей большой семьи. «Дайте мне год художественной жизни на пробу — и все, что будет сделано, — Ваше. Я хочу один год художественной жизни...» — молит Крамской Третьякова, который вроде бы и согласен помочь художнику, но что-то не складывается между ними. В 1880-е годы к Крамскому приходит слава общеизвестного и даже «модного» портретиста. Но он с болью отмечает, что устал иметь дело с публикой, что заказные порт-реты начинают все более тяго-
 

Падение или взлет?

"Девушка с кошкой" (1882, Киев). На портрете изображена дочь художника Софья Ивановна Крамская.

В 1880-е гг. публика приветствовала Крамского, а передвижники во главе со Стасовым объявили его "ренегатом", полагая,

что последним работам Крамского далеко до "простых и искренних" портретов 1870-х годов - Толстого, Литовченко и других. "Падением прежнего

Крамского" были названы такие его работы как "Девушка с кошкой", "Женщина под зонтиком" (1883, Нижний Новгород, вверху) и, конечно же,

"Неизвестная" (1883, ГТП.

Сыновья художника

"Портрет Николая Ивановича Крамского" (1882, ГТГ), старшего сына художника (1863-1938). Впоследствии -математик, всю свою жизнь проживший в последней квартире Крамского на Миллионной (Халтурина) улице в Петербурге. Он хранил большую коллекцию произведений своего отца, которую к юбилею Крамского в 1937 году частично подарил, а частично продал во многие музеи страны."Портрет Анатолия Ивановича Крамского" (1882, Воронеж), второго сына художника (1865-1942?). Впоследствии -архитектор, написал монографию о творчестве своего отца, которая осталась неопубликованной.


тить его. «Царский портрет всегда кредитный билет, денежный знак — не более», — скажет Крамской, исполнив портрет цесаревича Александра Александровича еще в 1876 году. В 1880-е годы он пишет портреты императора, императрицы, великих князей, великосветской знати, дает уроки рисования цесаревнам. В 1880-е годы Крамской по-прежнему увлечен анализом сложной психологии современного человека, стремится к острой фиксации индивидуальности портретируемого. Вместе с тем портреты Крамского укрупняются в размерах, фигура дается в рост или поколенно, изображается, как правило, в интерьере или на фоне пейзажа. Особое внимание уделяется естественности позы, лишен-
 

Диапазон ролей

"Портрет Василия Васильевича Самойлова" (1881, ПТ),  представителя большой актерской  династии, артиста Александрийского театра в 1834-1874 гг. Диапазон его ролей поражал современников своим разнобразием: от оперных партий и водевилей до классических драм Шекспира. Он участвовал в русских пьесах А.Н. Островского, И.С. Тургенева, А.Ф. Писемского, А. К. Толстого. Будучи художником-любителем, оставил несколько акварельных альбомов. Одна из картин Самойлова находится в Третьяковской галерее."Портрет императрицы Марии Федоровны" (1882, ГРМ).


ной нарочитого позирования, показной парадности. Образы 1880-х годов более замкнутые, психологически закрытые, погруженные в себя, не обладающие целеустремленностью человека предшествующего десятилетия. В каждом своем портрете этого времени Крамской стремится к предельному выражению своеобразия портретируемой личности. В живой непринужденной позе, найденной в «Портрете И.И. Шишкина», выражены могучая одаренность и простота его натуры. Представитель старинной актерской династии В.В. Самойлов, «не бравируя, а с полным достоинством», словно рассказывает о своей про-
 

Образ женственности

"Женский портрет" (1885, ГТГ). В этой картине Крамской предвосхищает образы вечной женственности, открытые в начале XX века.

"...Это молодое существо, едва набросанное восхитительно изящным, легким приемом кисти, обвеяно такой поэзией молодости и ночи, что опять перед вами картина... или, если хотите, вдохновенное лирическое стихотворение, музыкальное ноктюрна...", -писала критика о посмертной выставке Крамского в 1887 году.


фессии. В блестящем парадном "Портрете дочери Софьи Ивановны" художник вдруг заставляет задуматся о важности
тех жизненных проблем, которые под к юному человеку. Философа, поэта, богос. ской сажает в высокое массивное кресло
 

"Творческая победа"

"Портрет И.И. Шишкина" (1880, ГРМ). Современники, пораженные сходством, назвали этот портрет "творческой победой

Крамского"; была даже написана эпиграмма: "...он более на Шишкина похож, чем сам оригинал на самого себя". "Портрет философа

Вл.С. Соловьева" (1885, ГРМ). Эстетические и философские воззрения Вл.Соловьева оказали большое влияние на развитие русского искусства конца XIX - начала XX века."Портрет  О.А. Рофтопуло" ("Девушка с веером") (1884, Пермь).


резьбой. Благодаря такому решению художник отгораживает свою модель от житейской прозы жизни, усиливая момент отрешенности философа, его погруженность в свои мысли и думы. Все картины Крамского 1880-х годов однофигурны с очевидным преобладанием портретной доминанты, и все они связаны с женскими образами — «Лунная ночь», «Неизвестная», «Неутешное горе», «Иродиада». Примечательно, что русская лирическая поэзия  времени также была проникнута образами вечной женственности, идеалом любви, созвучием человеческой души душе природы (А. Фет, Я. Полонский, Вл. Соловьев). В картине «Лунная ночь» главным оказывается преображение человека под воздействием таинственных сил природы. С начала 1880-х годов каждое лето Крамской проводит на своей даче. «Я окружен молодежью, — пишет он в это время, — а я ничего, переношу отсутствие сверстников». Крамской окружен собственными детьми, их друзьями, студентами, академической молодежью. Он много общается с молодежью, интересуется их проблемами, становится им настоящим другом. Именно они и являются его последними моделями. Он восхищен молодостью, душевной открытостью, трогательной обворожительностью юных душ, их подлинностью чувств и искренностью поведения. В основном это женские образы, покоряющие не только внешним очарованием, но внутренней одухотворенностью. Судя по работам последних лет, все более оттачивается мастерство художника. В 1880-е годы в своем искусстве он много внимания уделяет совершенствованию формальных приемов, много говорит и высказывается в целом ряде статей о необходимости живописать «просто, легко и обворожительно». Путь к зрителю лежит через живописную свободу исполнения, легкость и богатство колорита, но при этом он справедливо остерегает от утраты самого дорогого качества художника — сердца. Без совершенной живописной
 

Мастерство и легкость

"Букет цветов. Флоксы" (1884, ГТГ). "Портрет С.С. Боткина" (1882, ПТ).  "Портрет С.И. Крамской" (1882, ГРМ). Дочь П.М. Третьякова вспоминала: "Это было в начале 1880-х годов... Соня была одно время помолвлена, в начале 1880-х годов, с Сергеем Сергеевичем Боткиным. Иван Николаевич написал портреты почти парные, Сергея Сергеевича и Сони. Она в суровом платье, почти во весь рост, с локонами. Когда Соне показалось, что она "ошиблась" и Иван Николаевич помог ей разойтись с Сергеем Сергеевичем, портре Сергея Сергеевича ушел в дом Боткиных, а Сонин остался висеть в мастерской Ивана Николаевича на Васильевском острове...". "Лунная ночь" (1880, ПТ).


формы искусство не может быть общедоступным, трогающим человеческую душу. Однако мастерского владения одной техникой недостаточно, портретное искусство требует глубокого понимания натуры, художественной наблюдательности и безусловного уважения человеческой природы. В это время многие передвижники испытывают разочарование в художественной практике Товарищества, из него выходят Н.Н. Ге, В.Г. Перов, А.И. Куинджи. В 1880-е отношения Крамского с
 

В роли Петруччио

Актер Александр Павлович Ленский (1847-1908) в роли Петруччио в комедии Шекспира "Укрощение строптивой" (1883, ГТТ). Ленский -известный драматический актер Императорского Малого театра в Москве."Портрет астронома О. В. Струве" (1886, ГРМ), директора Пулковской обсерватории


Товариществом обостряются и приводят к конфликту. Он открыто заявил о необходимости обношспия организационных форм, предположив даже возможность объединения передвижников с Академией. Эти мысли Крамского не нашли должного понимания в среде передвижников, а некоторыми были расценены как в высшей степени консервативные и провокационные. «От меня почти все отвернулись, и надо мной тяготеет обвинение довольно безобразное... Я чувствую себя очень оскорбленным...» — с грустью писал
 

Последний портрет

"Портрет К.А. Раухфуса" (1887, ГРМ). Последнее неоконченное произведение художника. "24 марта, с 11 до 5 часов вечера, он написал, в 2-3 присеста, голову доктора Раухфуса, бесподобное по письму и сходству, и, как боец со знаменем, упал мертвый с кистью в руке... След от кисти прошел косой полосой падучей звезды по полотну...", -из воспоминаний современников об И.Н. Крамском. "Женский портрет" (1884, Новгород).


Крамской незадолго до смерти. Вместе с тем большие надежды Крамской связывал с молодым поколением. Немало сил отдал он привлечению в ряды передвижников И.Е. Репина, В.Д. Поленова, Н.А. Ярошенко, В.И. Сурикова и других. Он искренне радовался достижениям талантливой художественной молодежи, успехам всего русского реализма, в котором видел «историческое оправдание» усилий собственной жизни.
«Искусство не останавливается, старое, если и остается в нем, то не повторенным, а обновленным. К старой живописи воротиться решительно невозможно. Молодость бывает лишь однажды...» — писал стареющий художник. Нужно, безусловно, отдать должное уму и гибкости его натуры, которая легко уступает место всему свежему и молодому, стремясь понять его новаторские устремления.

ПОРТРЕТ  С.Н. КРАМСКОЙ
В этом портрете Крамской использует цветные пастельные карандаши, создающие эффект мягкости и нежности фактуры, усиливающие впечатление жизненной свежести. Обычно период 18б0-х годов в биографии Крамского проходи! всецело «под знаком С.-Петербургской Артели», однако со второй половины 18б0-х годов Крамской много работает в Москве над росписью купола храма Христа Спасителя. Благодаря «московскому» периоду жизни художника сохранилась его переписка с женой, раскрывающая Крамского несколько с неожиданной стороны. Она проявляет внутренний мир художника, его теплые, сердечные чувства к любимой жене. С.Н. была большим другом, настоящим помощником в делах Крамского. «... Ты одна мне можешь помочь вести это дело», — писал Крамской в начале их супружеских отношений. «Если ты уедешь оттуда, то не знаю, быть может, начнутся ссоры...», — писал Крамской, предвидя зарождающиеся конфликты среди артельщиков. Ей первой показывал он свои работы, ему было всякий раз важно знать ее мнение. Желая успешного завершения росписи храма, он всякий раз обращается к жене: «молись за меня», «перекрести», «благослови на труд». В некоторых письмах он описывает свои сны, толкуя их на свой лад, что никак не сообразуется с образом художника-общественника, который сложился в нашей литературе. «С Кошелевым ходили встречать весну», - пишет он как-то жене. В этих немногих фразах, порой обрывках фраз пробивается Крамской - лирик и романтик, автор картин «Русалки» и «Лунная ночь», многочисленных живописных и акварельных этюдов, в которых разрабатываются темы тончайших психических настроений.
 

"Благослови на труд"

"Портрет С.Н. Крамской" в шляпе (1863, ГРМ). В 1863 г. Крамской женился на Софье Николаевне (в девичестве Прохорова). В конце года родился первый сын Крамских -Николай. Сохранилась картина члена Артели Н.А. Кошелева "Урок музыки" (1865, ГРМ ), изображающая С.Н. Крамскую за роялем и самого художника на одном из артельных вечеров.


РУСАЛКИ
Период 1870-х годов в жизни Крамского непосредственно связан с напряженной деятельностью по организации Товарищества передвижников, поэтому письма этого времени проникнуты неутомимой энергией духовного лидера передвижников. Вместе с тем в этих же письмах живет другой Крамской, который упо-енно описывает красоту лунной украинской ночи, завороженный тайной ночного света.
В картине «Русалки» Крамской отказывается от иллюстрирования конкретного эпизода повести Гоголя — сна Левко и ставит перед собой сложнейшие живописные задачи. «Все стараюсь в настоящее время поймать луну... Трудная штука луна...». Трепет лунного света создает в картине атмосферу зачарованного сказочного мира, в котором природа одушевляется, а реальный мир преображается в сказочный. «Я рад, что с таким сюжетом окончательно не сломил себе шеи и если не поймал луны, то все же нечто фантастическое вышло...» Рецензенты с большим удовольствием отмечали в картине Крамского «крайнее правдоподобие фантастического сна», и такие редкие качества современного искусства, как искренность, отсутствие фальши, лжи, предвзятости. «Так уж приелись нам все эти серые мужички, неуклюжие деревенские бабы, испитые чиновники... что появление произведения, подобного «Майской ночи» должно произвести на публику самое приятное, освежающее впечатление», — отмечала пресса по выставке. Наделив картину поэтическими интонациями, Крамской переосмыс-
 

Мир иллюзий

Этюд "Сомнамбула", написанный в процессе работы над картиной "Русалки", которая в каталоге 1-й передвижной выставки значилась под названием "Майская ночь" (1871, ГТГ). В дальнейшем Крамской не раз обращался к иллюстрированию произведений Н.В. Гоголя.


ляет традиционное представление о жанре. Он расширяет его границы, доказывая, что рядом с изображением «правды жизни» в искусстве имеет равное право и поэтический вымысел, являющий еще одну важную грань человеческого бытия.
 

ХРИСТОС В ПУСТЫНЕ
В картине Крамского пустыня производит впечатление холодного ледянящего пространства, в котором нет и не может быть жизни. Могучая вертикаль словно окаменевшей от дум фигуры Христа противостоит бесконечной шири пустыни. В его лице, особенно во взгляде, полном напряженной мысли, читается некая отрешенность, отсутствие реальности здешнего мира. Он изображен спиной к розовеющему горизонту, он может только угадывать восход. Утро возрождения наступило, но солнце еще не встало... Подобно тому, как посреди холода и мрака пустыни рождается свет, так внутри изображенного человека рождается воля к преодолению мрака и хаоса окружающей жизни. В картине нет места ясным и радостным тонам, как но места наивной светлой вере. Его вера обретается в мучительном борении духа, в противостоянии миру и самому себе.
Эстетика картины находится в границах эпохи. Созданный Крамским образ не божественен и не сверхесте-ствен. Имея земной облик, Христос воплощает идею невидимого мира, являя вместе с тем образ Божий. Крамской ищет изображение по отношению к собственному мыслимому образу, а не по отношению к абсолюту и тем более не к социальному или физическому типу. Он и не претендует на универсальность обретенного им в живописи идеала. В этом случае «правда лица» зависит не от эстетического канона, а от подлинности веры художника. А на вопросы зрителей: «Это не Христос, почему вы знаете, что он был такой? — я позволял себе дерзко отвечать, но ведь и настоящего, живого Христа не узнали», — писал Крамской. В начале 1873 года Крамской, узнав, что Совет Академии художеств решил присудить ему звание профессора за картину «Христос в пустыне», пишет письмо в Совет об отказе от звания, оставаясь верным юношеской идее независимости от Академии. Звание профессора Крамскому не было присуждено. Крамской получил несколько предложений продать картину. П.М. Третьяков стал первым, кому художник назвал свою цену — 6000 рублей. Третьяков сразу же приехал и приобрел ее не торгуясь.

ПОРТРЕТ Л.Н. ТОЛСТОГО

В большой зале усадьбы Толстого Ясная Поляна висит портрет писателя Л.Н. Толстого, созданный одновременно с портретом, ныне находящимся в Третьяковской галерее.

ПОЛЕСОВЩИК
В период действенного народничества крестьянская тема в русском искусстве обретает новые очертания. К ней обращаются многие русские художники, среди I п IX I Кров. Васнецов, Репин. Большинство крестьянских этюдов Крамского носят созерцательный характер. Его не привлекают сюжеты современной действительности, он не стремится выявить несправедливости жизни, его интересуют «не глубины и сложности» народного характера, а эмоциональные состояния и душевные движения. В -народной теме» он остается портретистом, ис-след\тощим прежде всего человека. Активен лишь «Полесовщик-», н/т «Мужик с дубиной в лесу», как порой называли его современники. Он изображен идущим по пояс. выступающим из глубины лесной чащи - темного фона картины. Создается впечатление. что ему тесно в раме, настолько образ кажется напор! ютым и неукротимым. Да и Крамской в одном и:) писем Третьякову подчеркивавший суровость и бунтарство созданного им характера: «Мой этюд в простреленной шапке по замыслу должен изображать один из тех типов (они есть и русском народе), которые многое из социального и политического строя народной жизни понимают своим умом и у которых глу-
 

Крестьянские этюды

Благодушен образ улыбающегося "Крестьянина с уздечкой" Мины Моисеева (1883, Киев ) освещенного ярким летним солнцем. Этот этюд русского мужика был написан Крамским к задуманной в 1880-е гг. большой картине "О том, как они обсуждают свои деревенские дела". Крамской писал о нем: "Мой мужичок веселый". Хитер и, быть может, скуп кряжистый "Мельник", другое название - "Деревенский староста" (1873, ГРМ, внизу) Н.А. НЕКРАСОВ В ПЕРИОД «ПОСЛЕДНИХ ПЕСЕН»

В1877 году Третьяков заказывает Крамскому исполнить портрет поэта НА. Некрасова, к этому времени уже неизлечимо больного. В процессе работы над заказом Крамской задумывает большую карти ну. «Нужно сказать еще, что портрет Некрасова будет мною сделан еще один... в малом виде, вся фигура на постели, и некоторые интересные детали в аксессуарах. Это нужно, сам  Некрасов очень просил... В этом маленьком голова уже кончена — словом я  кажется, работаю». А еще через несколько дней: «Скажите мне, оставите ли Вы для себя другой портрет Некрасова?.. когда он пишет стихи (а какие стихи его последние, самая последняя песня 3 марта «Баюшки-баю»! Просто, решительно одно из величайших произведений русской поэзии!)». Сильное впечатление, полученное художником от встреч с Некрасовым, воплотилось в своеобразном портрете-картине «Некрасов в период «Последних песен». Перед лицом смерти раскрывается истинное лицо человека. В картине Крамского — это образ умирающего поэта, отдавшегося страстному творческому порыву. Художник стремится к подлинной достоверности изображения. Он интересуется мельчайшими подробностями его жизни, тщательно выписывает интерьер, у изголовья ставит бюст Белинского, на стены вешает портреты Добролюбова и Мицкевича, олицетворяющие собой атмосферу, в которой жил поэт. И даже ставит дату на портрете, однако это не дата его окончания - портрет завершен после смерти Некрасова в 1878 году. 3 марта 1877 года - это день, когда было создано стихотворение «Баюшки-баю».Портрет угасающего поэта стал живописным памятником человеку, сумевшему противостоять смерти в момент творческого порыва — страдание плоти не убивает, не смеет убить дух человека.
 

Портрет для галереи

Получив заказ, Крамской писал: "...я дежурил всю неделю, и даже больше ... работал по 10-15 минут в день, и то урывками ...я ограничился одною головою, даже без рук...". А спустя два месяца: "...Некрасова же завтра кончаю..." Заказ исполнен -это погрудный портрет со скрещенными руками (1877, ГТГ).


ПОРТРЕТ А.С. СУВОРИНА
Видный издатель и публицист, редактор газеты «Новое время» А.С. Суворин, слегка сутулясь, не торопясь, поднимается из-за письменного стола навстречу входящему. Извилистый, змеиный силуэт мягких складок его бархатного сюртука создает ощущение вялости и дряблости формы, но в кажущейся бескостнос-ти фигуры нет и намека на душевную мягкость человека. За вкрадчивостью жеста мягких и гибких кистей рук скрывается твердость и решительность натуры, за усталым равнодушием, умным настороженным взглядом, словно ощупывающим изнутри, чувствуется настойчивость и крепость характера. Портрет оставляет впечатление чего-то неуловимого и ускользающего, недаром много позднее А.П. Чехов подмети I в Суворине такую черту как «ум без позвоночника».
Стасов, высоко оценив этот портрет, отметил «поразительные по необычайной жизненности, по великолепному выражению тысячи мелких отталкивающих, отрицательных сторон этой натуры. Такие портреты навсегда как гвоздь прибивают человека к стене». Эти слова не могли не задеть Суворина, который требовал от Крамского открытого объяснения: «...оказывается, Вы «пригвоздили меня гвоздем», изобразив отталкивающие черты моей личности». Крамской до конца жизни будет оправдываться перед Сувориным, уверяя свою модель в чистоте собственных помыслов: «...считаете ли Вы возможным, что мне входили в голову намерения при работе <...> между тем у меня не было и тени сделать что-нибудь смешное, — в который раз защищался Крамской, — кроме совершенно естественного увлечения художника видимой характерной формой, без подчеркивания».
 

Увлечение формой

Подобные, весьма красноречивые, истории происходили и с другими художниками. Репин припоминал, что в одном из отзывов

Стасова о картине "Протодьякон" также говорилось о "порочных наклонностях" модели и что сам дьякон соборной церкви Иван Уланов выражал

художнику свое неудовольствие (1877, ГТГ ). НЕИЗВЕСТНАЯ
 

Кто эта дама?

Живописный этюд к картине "Неизвестная", который хранится в Праге, в частном собрании (1883).


Это, пожалуй, самое известное произведение Крамского, самое интригующее, остающееся по сей день непонятым и неразгаданным. Назвав свою картину «Неизвестная», умный Крамской закрепил навеки за ней ореол таинственности. Современники буквально терялись в догадках. Ее образ вызывал беспокойство и тревогу, смутное предчувствие удручающего и сомнительного нового - появление типа женщины, не вписывавшейся в прежнюю систему ценностей. «Неизвестно: кто эта дама, порядочная или продажная, но в ней сидит целая эпоха», - констатировали некоторые. Стасов громогласно назвал героиню Крамского «кокоткой в коляске». Третьяков также признался Стасову, что «прежние работы» Крамского ему нравятся больше последних. Были критики, которые соединяли этот образ с Анной Карениной Льва Толстого, сошедшей с высоты своего социального положения, с Настасьей Филипповной Федора Достоевского, поднявшейся над положением падшей женщины, также назывались имена дам света и полусвета. К началу XX века скандальность образа постепенно перекрылась романтически-загадочной аурой бло-ковской «Незнакомки». В советское время «Неизвестная» Крамского стала воплощением аристократизма и светской утонченности, почти что русской Сикстинской мадонной — идеалом неземной красоты и духовности.
В частном собрании в Праге хранится живописный этюд к картине, убеждающий в том, что Крамской искал неоднозначности художественного образа. Этюд гораздо проще и резче, досказанное и определеннее картины. В нем сквозит дерзость и властность женщины, чувство опустошенности и пресыщенности, которые отсутствуют в окончательном варианте. В картине «Неизвестная» Крамской увлечен чувственной, почти дразнящей красотой своей героини, ее нежной смуглой кожей, ее бархатными ресницами, чуть надменным прищуром карих глаз, ее величественной осанкой. Словно царица она возвышается над туманным белым холодным городом, проезжая в открытом экипаже по Аничкову мосту. Ее наряд — шляпа «Франциск», отделанная изящными легкими перьями, «шведские» перчатки, сшитые из тончайшей кожи, пальто «Скобелев», украшенное собольим мехом и синими атласными лентами, муфта, золотой браслет — все это модные детали женского костюма 1880-х гг., претендующие на дорогую элегантность. Однако это не означало принадложности к высшему свету; скорее наоборот — кодекс неписаных правил исключал строгое следование моде в высших кругах русского общества.
Изысканная чувственная красота, величественность и грациозность «Неизвестной», некоторая отчужденность и высокомерие не могут скрыть чувство незащищенности перед лицом того мира, к которому она принадлежит и от которого она зависит. Своей картиной Крамской поднимает вопрос о судьбах красоты в несовершенной действительности.

НЕУТЕШНОЕ ГОРЕ
Картина «Неутешное горе» по своему замыслу носит глубоко личный характер. Она написана под впечатлением смерти двух младших сыновей художника. «Я не спешил приобрести эту картину в Петербурге, зная, наверно, что по содержанию она не найдет покупателей, но я тогда же решил приобрести ее», — писал Павел Михайлович Третьяков Крамскому. «Совершенно справедливо, что картина моя «Неутешное горе» покупателя не встретит, — отвечал собирателю Крамской, — это я знаю также хорошо, даже, может быть, лучше, но ведь русский художник, пока остается еще на пути к цели, пока он считает, что служение искусству есть его задача, пока он не овладел всем, он еще не испорчен и потому способен еще написать вещь, не рассчитывая на сбыт. Прав я или ошибаюсь, но я в данном случае хотел только служить искусству. Если картина никому не будет нужна теперь, она не лишняя в школе русской живописи вообще. Это не самообольщение, потому что я искренне сочувствовал материнскому горю, я искал долго чистой формы и остановился, наконец, на этой форме потому, что больше 2-х лет это форма не возбуждала во мне критики...»
 

"Драма сердца"

В первом варианте изображена молодая женщина, в изнеможении присевшая у катафалка,  темное окружающее пространство как бы придавило ее к земле. Во втором  - одетая в траурное платье женщина опустилась на стул. Ее мертвенно-бледное лицо застыло, все чувства и эмоции притупились, она в буквальном смысле убита горем (начало 1880-х, ГРМ). В третьем - она уже встала, но в ней много театрально-нарочитого и в выражении закрытых глаз и чуть приоткрытых губах, в картинном изломе  фигуры, с трудом ухватившейся за пышный занавес (1883, Рига).


Окончательному варианту предшествовали три большие картины, каждая из которых раскрывает ход мысли художника.
В самой картине «Неутешное горе» женщина выпрямилась, ее поза собрана, она уже и не плачет. В выражении ее лица есть осмысленность и прочувствованность непоправимого горя, не внешняя, а глубоко внутренняя и личная. Не случайно у ног безутешной матери Крамской ставит красный цветок на длинном и толстом стебле, тянущийся к небу, который таит в себе одновременно и силу, и хрупкость. Со сдержанной строгостью Крамской воплощает «драму человеческого сердца», драму личности, ищущей при столкновении с трагическими обстоятельствами жизни опору в себе. В облике матери, изображенной в глубоком трауре, читается безмолвное отчаяние, глухая боль — и в то же время огромная внутренняя сила, готовность противостоять горю, миру, судьбе.
 

Поздний Крамской в галерее Третьякова

Несмотря на то что в 1880-е годы возникло некоторое непонимание, а порой и неприятие Третьяковым искусства Крамского, он покупает картину

Неутешное горе". Эта картина -единственное произведение 1880-х годов, приобретенное Третьяковым при жизни художника. Между тем этот факт не мог не отразиться на составе коллекции Третьяковской галереи. После смерти Крамского в 1887 году Третьяков во многом переоценивает его искусство и покупает с посмертной выставки большую группу его работ ("Осмотр старого барского дома", "Иродиаду" и другие).


ПОСЛЕДНИЙ  АВТОПОРТРЕТ С ДОЧЕРЬЮ
В 1884 году Крамской, страдая «сердечной и грудною болезнью» по совету доктора С.П. Боткина совершает ставшую последней свою заграничную поездку на юг Франции вместе со своей дочерью Софией. впоследствии ставшей художницей. Будучи проездом в Париже, он оста-навливается у художника-пейзажиста А.П. Боголюбова, который оставил интересные воспоминания о своих встречах с Крамским. «Скажу здесь про наружность Крамского, — пишет Боголюбов. — Он был роста среднего, на вид крепкого сложения. Маленькие серые глаза блестели у него как угли. Лицо его было приятно, хотя не было красиво и правильно. Когда он улыбался или смеялся, то все оживлялось в нем, намного добавляя общую прелесть. Он никогда не был франтом или щеголем, но всегда был свежо одет и умыт. Волосы на голове его были стоячие, а борода редкая, с проседью». Живя в маленьком французском городке Ментона на берегу Средиземноморья, Крамской проходил лечение под наблюдением русских врачей, а в свободное время давал уроки рисования своей дочери. Там был написан на небольшом кусочке картона последний автопортрет художники.  Споенный трепетным светом, он привлекает изысканностью и тонкостью письма. А в сопоставлении стареющего художника, обремененного опытом и знаниями, за плечами которого многотрудная жизнь, и юного существа, стоящего на пороге жизни, полного силы, надежды, молодости, видится глубокий философский смысл — осознание неумолимого движения жизни. Последний автопортрет художника по-своему оказывается и символичным, приоткрывая еще одну важную сторону жизни художника:
взаимоотношения с молодым поколением.
 

Редкостная дружба

Слева - акварельный портрет Софии Ивановны Крамской (1866 -1933), дочери Крамского (начало 1880-х, ГТГ). Художница, училась первоначально у отца, затем брала частные уроки, некоторое время обучалась рисована в Париже. В замужестве Юнкер-Крамская. Она была достаточно известно в художественных кругах с начала 1890-х до начала 1910-х годов. Написала портрет отца, который затем подарила в Городскую Острогожскую галерею имени И.Н. Крамского, в учреждении

которой активно участвовала в 1900-е годы. Из воспоминаний дочери П.М. Третьякова: "Между Соней и ее отцом была редкостная дружба, переходившая в обоюдное обожание. Соня была некрасива, но с умным, энергичным лицом, живая, веселая и необычайно талантливая к живописи... В 16-17 лет Соня так похорошела, волосы отросли, фигура у нее стала длинная, тонкая. Она прекрасно танцевала. Ее веселость, остроумие... привлекали к ней много поклонников. Помню, как Илья Ефимович Репин восхищался ее силуэтом на одной из вечеринок..."

Проект SAMBA.ORG.UA © 2017, создан на CMS "Fern"